Введение

       Исследование почв урбанизированных ландшафтов – это новое направление фундаментальной науки о почве. Его обоснование было положено В. В.Докучаевым в 1878 г. В программе исследований Санкт-Петербурга автор в представленной программе отмечал, что изучение городских почв должно осуществляться во взаимной генетической связи, а главное место в этой взаимосвязи необходимо отвести человеку [4]. Однако подобного рода работы не были реализованы и только спустя столетие человек начал осознавать, что почвы урбанизированных ландшафтов это сложнейшие трансформированные почвенные образования, которые играют важную роль в обеспечении комфортности проживания в городских условиях [2]. В России и за рубежом, ведется интенсивная разработка теоретических основ учения о городских экосистемах и роли в них почв[1, 5, 19, 20].

     На Дальнем Востоке, несмотря на значительные результаты исследования естественных почв, исследования почв урбанизированных ландшафтов до конца двадцатого века находились вне поля зрения. В работе Т. И. Подгорной и В.И. Росликовой [12] впервые были подняты вопросы взаимосвязи техногенных факторов с геологической средой, которые отражаются на состоянии растительности и почв урбанизированной территории (рис. 1).

 

 

Рис. 1 – Схема исследований почвенного покрова г. Хабаровска

 

Еще А. Е. Ферсман [17], отмечал, что воздействие на природную среду антропогенного фактора определяет развитие новой «геологической силы», которая нивелирует роль живого вещества.

При таких воздействиях почва будет терять свои целостные функции, что и обусловит формирование в городах новых урбанизированных систем.

      В настоящее время в основном исследования урбанизированных ландшафтов сосредотачиваются на оценке загрязнения почв тяжелыми металлами и их физико-химической характеристике [10, 15, 18].На территорию промышленных центров г Хабаровска и г Биробиджана составлены схематические карты почвенно-экологических условий [6, 11].

При этом почва изучается вне связи с теми процессами, которые привели ее к такому состоянию.

      Для того чтобы оценить процессы, идущие на этих территориях, необходимо понять специфику почвообразования почв и особенности их морфодиагностической трансформации, обусловленной современными геологическими процессами. Территория дальневосточных урбанизированных территорий характеризуется разнообразием их видов. Таковыми являются [13]:

– эрозионные – речная, овражная, струйчатая, плоскостной смыв;

– гравитационные или склоновые – осыпи, обвалы, оползни;

– гидрогеологические заболачивание, подтопление, суффозия, карст;

– техногенные процессы – техногенный литогенез, разработка поверхностей территории и др.

      Региональная специфика этих процессов, предопределила первоочередные вопросы исследований. Цель исследований: оценить влияние техногенных гидрологических процессов (затопления и подтопления) на трансформацию почвенного покрова в городских экосистемах.

      Для экологической оценки городских почв очень важен морфологический критерий, который является интегральным признаком не только степени нарушенности почвенного профиля, но и его качественного преобразования [2]. Исходя из этих представлений, основными методами исследований явились:

      1. Метод аналогий и естественноисторического анализа, его методологической основой является принцип актуализма. В этом случае при любых реконструкциях событий и явлений, имевших место в прошлом, необходимо исходить из того, что они происходили по тем же законам и принципам, по которым происходят нынешние.

       2. Сравнительно-географический метод является традиционным для географии. Он помогает более полно оценить различия и сходства географических объектов.

       3. Метод инженерно-геологического (геоэкологического) районирования, основой его является типизация геологических условий. В результате дается обобщенная характеристика выделенных районов, в них наблюдаются техногенные воздействия.

      4. Профильно-морфологический метод дает возможность исследовать всю почвенную толщу, что раскрывает процесс становления преобразованной толщи.

       Объектами исследований явились почвы двух катен, заложенных в различных инженерно-геологических районах города и различных зонах хозяйственного воздействия, на которые накладываются различные виды гидрологических процессов. Первая катена  приурочена к равнинной территории. Здесь преобладает техногенное затопление. Вторая – к холмисто-увалистой, где воздействует техногенное подтопление. В основу выделения последовательности горизонтов положена классическая система «А, В, С». Для отражения специфики того или иного горизонта почв, внесены конкретные обозначения переходных признаков их генетической сущности [9].

 

Результаты и их обсуждение

 

       Техногенное затопление. Природные факторы на юге Дальнего Востока способствуют развитию процессов заболачивания, которое в различных участках города развивается неоднозначно [13].

Первый инженерно-геологический район представлен террасовидной равниной разновозрастных озерно-аллювиальных надпойменных террас р. Амур, сложенных неоген-четвертичными отложениями. На низких геоморфологических уровнях формируются слаборазвитые аллювиальные, болотные, полуболотные, и лугово-дерновые почвы, луговые глеевые, буроземы остаточно-пойменные. Значительная часть этих почв находятся под воздействием природных гидрологических процессов (затопление), приводящих к заболачиванию. Оно поддерживается действием снеготаяния, паводковыми водами и атмосферными осадками. Начиная со второй надпойменной террасы, природное заболачивание обуславливается низкими фильтрационными способностями грунтов. Во втором инженерно-геологическом районе городской территории с холмисто-увалистой поверхностью скальных осадочно-вулканогенных образований, с буроземами и эродированными их разновидностями, текстурно-дифференцированными почвами, интенсивно развиваются оползневые процессы, струйчатая и овражная эрозия. Природная заболоченность на этих участках отсутствует, исключая днища овражно-балочной системы.

       Для преобразованных территорий типично искусственное (техногенное) заболачивание. Оно обусловлено нарушением поверхностного естественного стока, связанного с преобразованием поверхности территории (планировочные работы, дамбы, сброса промышленных и бытовых стоков и др.). На основании геоэкологических исследований в г Хабаровск установлено, что площадь заболоченных земель составляет более 13 км2 [12]. В этих условиях происходит изменение физико-механических и физико-химических свойств грунтов и почв, что приводит к уменьшению зоны аэрации и изменению глубины промерзания.

      В качестве примера техногенно-затопляемого участка рассмотрим почвообразование на участке, расположенном в Индустриальном районе. Эта территория представлена слабонаклонной второй аллювиально-озерной террассой р. Амур, сложенной глинистыми грунтами пластичной и полутвердой консистенции. На повышенных плакорных пространствах с мелколиственными и хвойно-широколиственными лесами, на относительно легких по гранулометрическому составу аллювиально-озерных отложениях формировались буроземы остаточно-пойменные; на склонах этих плакоров – дерново-луговые почвы. К пониженным участкам и бессточным западинам были приурочены лугово-болотные ландшафты, для которых характерен профиль торфяно- и торфянисто-болотных почв.

      Современное состояние почвенного покрова на подобных слабовыраженных склонах отражает описание разреза 24а. Район Хабаровск–Депо-2 расположен между двумя железнодорожными насыпями. Средняя часть слабопологого склона. Поверхность мелкобугристая, где верхняя часть бугорков оголена и представлена минеральным грунтом. Заметно чередование слабо-задернованных понижений. По их окраинам вейниковые кочки h = 25-30 cм, d = 15-20 см. В центральной части понижений тростник, рогоз, участками возобновление ивы.

О (0-2 см) – Подстилка из свежего опада листьев, стеблей трав.

Ad/ТXagua – 2-4 см – Буровато-серый, крупно пылеватый среднесуглинист, уплотнен, влажный, маслянистый, редко корни. Переход ясный, линия перехода ровная.

G1UХаgua – 4-25(30) см – Грязно-сизый с черным маслянистым оттенком, иловатый тяжелый суглинок, вязкий, мокрый по ходам корней охристые выцветы, переход ясный.

G2UХagua – 25(30)-48 см – Бурый с сизым оттенком, иловато-тяжело-суглинист, участками маслянистый, текуче-пластичный. Переход постепенный.

G3ХВagua – 48-60 см – Грязно-бурый, тяжелосуглинист, мягко-пластичный, по ходам корней мелкие охристые пятна, на дне вода.

Почва: аквахемозем на верхнечетвертичных аллювиально-озерных отложениях

      Из описания следует: на участках подвергающимся длительным техногенным затоплением (более 100 лет) вместо естественного профиля лугово-дерновой почвы с горизонтами – О-Аd-А1-В1g-ВG/С сформировался новый профиль. Бывшая аккумулятивная толща естественных луговых почв с хорошей комковато-зернистой структурой (Аd-А1) превратилась в маломощный оторфованно-дерновый горизонт (Аd/ТХ), а оглеенные горизонты (B1g) трансформировались в глеевые. Обращает на себя внимание отсутствие ярко-сизого с охристыми гнездами глеевого горизонта G, столь характерного для подобных почв естественного ряда. В трансформированных почвах он имеет темный с металлическим блеском оттенок, отсутствие раковистого излома (типичного для классических глеевых горизонтов) и ярко выраженную «маслянистость» профиля (G1UХ, G2UХ). Такого рода изменения можно объяснить дополнительным загрязнением в виде угольной пыли. Она привносится при транспортировке угля с открытых платформ по железной дороге. Дополнительно почвы загрязнены и нефтепродуктами, которые поступают с поверхностным стоком с прилегающей территории Депо-2. В конечном итоге лугово-дерновые почвы, трансформировались в хемоземы, а действия поверхностных, загрязненных техногенных вод нефтепродуктами дали основания определить их как аквахемоземы.

      До освоения рассматриваемого участка сток атмосферных осадков осуществлялся в западном направлении по неглубоким ложбинам в Амурскую протоку. При строительстве в 1897 г. (в г. Хабаровске) железнодорожной магистрали Москва – Владивосток и сети автомобильных дорог в пониженных участках рельефа возводились дорожные насыпи от 0,5 до 3 м, которые и явились причиной нарушения стока атмосферных осадков толщи и последующего усиленного техногенного заболачивания территории [13].

      Анализируя особенности трансформации почв, необходимо обратить внимание на трансформацию поверхности. Ее мелкобугристо-грядовый характер – явное свидетельство проявления мерзлотных процессов в условиях повышенной гидроморфности, которая является типичной и для естественных ландшафтов  долины Амура. Отличительной особенностью естественных условий заключается в том, что сезонное промерзание почво-грунтов (> 2-х м) служит водоупором. Мерзлый слой сохраняется на глубине 2,5 м до июня-июля. Его медленное оттаивание обеспечивает поступление свободной и капиллярной воды в верхние горизонты почвенного профиля одновременно, подпитывая корневую систему луговой растительности биогенными элементами. Это способствует ее пышному развитию и формированию луговых почв с хорошей аккумулятивной толщей [8]. В зависимости от ее мощности различают: луговые маломощные почвы < 20 см, луговые среднемощные (30-40 см) и луговые мощные (> 40 см).

      В условиях техногенного затопления происходит резкое уменьшение величины зоны аэрации, и изменение ряда параметров физико-механических свойств почвогрунтов [7]. Это оказывает существенное влияние на сокращения развития корневой системы луговой растительности, препятствуя формированию аккумулятивной толщи.

      В отношении буроземов, формирующихся на повышенных элементах рельефа, следует отметить, что комплекс техногенных воздействий привел к обезглавливанию почвенного профиля. Это проявляется в отсутствии аккумулятивной толщи, загрязнении ее пылеватыми частицами углей и усилении оглеенности почвенного профиля.

     Техногенное подтопление. Подтопление подземными водами характерно не только в естественных ландшафтах, но и в урбанизированных. Для первых оно обусловлено природными, а для вторых – техногенными водами (рис. 2).

 

 

 Рис.2 – Схема техногенных оползневых процессов в г. Хабаровске, район завода Дальдизель[13]. Точки наблюдений – 1—6

 

 В урбанизированных ландшафтах подтопление прилегающих территорий обуславливается наличием не контролируемых утечек воды из подземных коммуникаций, а также инфильтрационных вод из искусственных водохранилищ. Примером широкомасштабного развития процессов подтопления является территория промышленного предприятия завода Дальдизель. Он располагается на крутом берегу правобережья р. Амур второго инженерно-геологического района города Хабаровска, для которого характерно развитие природных склоновых процессов.

      На этом участке, наряду с иными техногенными воздействиями, широкое развитие имеет место постоянное подтопление промышленными водами завода, обогащенными нефтепродуктами. В виде грязных ручьев они пронизывают само тело оползня, что приводит к развитию процессов скольжения глинистых грунтов и усилению развития склоновых процессов. В результате этих воздействий в 1975 г. произошла активизация техногенного оползня. Оползень имеет многоярусное строение. Центральная часть оползня представлена различного рода техногенными отложениями, которые длительное время сбрасывались в овражную сеть, и достигают в его вершине наибольшей мощности более 20 м [13]. Поверхность оползня разнообразная и представлена понижениями, рытвинами и останцами глинистых отложений. На них формируются в различной степени трансформированные буроземы и новые предпочвенные образования.

      Таким образом, с обеих сторон техногенного оползня примыкают минеральные блоки оврага. Здесь до освоения формировались буроземы на элювиально-делювиальной коре выветривания. В настоящее время на прилегающей территории к заводу они представлены эродированными буроземами. Трансформация этих блоков (техногенного и минерального) протекает не однозначно. Целесообразно рассмотреть преобразование их поверхностных горизонтов отдельно.

       Минеральный северный прибортовой блок техногенного оползня на элюво-делювии вулканогенно-осадочных пород представлен следующими элементарными ландшафтами (а, б, в):

       а. Элювиальное положение на элювиально-делювиальной коре выветривания глинистых сланцев формируется постагрогенный бурозем с признаками турбированности (рис. 3). Профиль: PVаgr tu/(B1) – B1(А1) tuB2/CLM-СМ.

 

Рис.3. Элювиальное положение минерального блока: А – минеральный прибортовой блок техногенного оползня; Б – бурозем постагрогенный с признаками турбированности на коре выветривания глинистых сланцев 

 

      Гор.PVаg  tr(B1) верхняя толща агротурбированная порошистая, средний суглинок, неоднородная с включением линз нижележащего горизонта (B1), линия перехода резкая.

     Гор. PVаg, tr/(B1)верхняя толща агротурбированная порошистая, средний суглинок, неоднородная с включением линз нижележащего горизонта (B1), линия перехода резкая.

     Гор. B1(А1) tr также неоднородный с включением линз (А1) и участков с признаками его смещения, что свидетельствует о его турбации (tr).

     Гор.B2/CLMбурый, с желтоватыми ярко-бурыми включениями выветрелых обломков глинистых сланцев. Средний опесчаненный суглинок. Переход заметный.

     Гор.  CLM ярко-бурая кора выветривания глинистых сланцев.

     б. Транзитно-аккумулятивное положение – на двучленных погребенных толщах формируются буроземы фрагментарно-турбированные (рис. 4).

Профиль: О – АYtr, yuB1M уu – В2М(АY) tr/CCLM Б.

     О маломощная полуразложившаяся лесная подстилка.

    Гор. АYtr, yuнеоднородный, темно-серая извилистая минеральная прослойка пропита гумусом, которая язычками (yu) смыкается со светло-серой прослойкой мощностью до 3 см свидетельство об их турбированности (tr). В других местах темно-серая масса Y) лежит отдельной аппликацией на охристо-буром субстрате, который по косой линии участка опускается с 5 до 11 и более см. Граница перехода языковатая, четкая.

 

 

Рис. 4.Транзитно-аккумулятивное положение минерального  блока   оползня: А – общий вид  ландшафта; Б – бурозем фрагментарно-турбированный  на  коре выветривания глинистых сланцев.                                       

       Гор.B1M, уu – буровато-серый, опесчаненный суглинок, свежий комковато зернист. Линия перехода четкая.

      Гор. В2М(АY), tr – желтовато-оливковый  опесчаненный суглинок, комковато- ореховат, с включением щебня и дресвы глинистых сланцев, корни, свежий Локально извилистые турбированные (tr), гумусовые слойки Y). Переход заметный.

     Гор.CLM – ярко-бурая, рыхлая кора вулканогенно-осадочных пород.

в. Аккумулятивное проложение на естественных минеральных  отложениях с бывшими буроземами формируется фрактально-стратифицированное предпочвенное образование  (данный термин предложен нами: название основано на лигвинистических принципах построения ТПО, с использованием латинского корня «frartus» – разрушение, раздробление).

Профиль: О – Frak, str/СLM – СLM.

 

      Гор.О – эфемерная лесная подстилка.

      Гор.Frak, strLM слой природных разрушенных бурых суглинков и буроземов без признаков генетических горизонтов с хаотичным включением раздробленных обломков щебня (СLM) вулканогенно-осадочных пород и свежими остроостроугольными сколами. Переход во вмещающий горизонт резкий.

Под воздействием оползневых процессов, происходит полностью разрушение почвенного профиля, который бессистемно погребен в минеральной толще.

      Гор.СLMжелтовато-бурая, пятнистая от выветрелых обломков элювиально-делювиальной коры выветривания (рис. 5).

 

Рис. 5- Аккумулятивное положение минерального блока оползня: А – общий вид обнажения; Б – фрактально-стратифицированное предпочвенное образование на оползневых минеральных отложениях 

     Центральный техногенный блок, который формируется на погребенных техногенных отложениях представленный группой предпочвенных образований и  следующими элементарными ландшафтами (а, б, в):

     а. Элювиальное положениена вершине оползня, рыхлые отходы). Здесь формируются, неоземы. Профиль: IURne,o а2 – IIURneo, а3.

       Гор.1Rneo, а–IIURneo, а3 – нагромаждение рыхлых, не слежавшихся слоев бытовых, производственных отходов и включений (а2, а3).

       б. Транзитно-аккумулятивное  положение  на  перемещенных промышленных отходах (ТПО). В транзитном положении выделены следующие элементарные ландшафты:

       Первый зависимое положение (водосборное замкнутое понижение) – хемозем амбустированный аквастратифицированный на техногенных отложениях (рис. 6).

Профиль: АUamb – ХRUagua– ХТПО/С agua str.

      Гор.АUambчерный, обилие разложившихся, обгоревших растительных остатков – следы пирогенеза, легкий суглинок, хорошо выражена комковатость корни. Переход четкий.

      Гор.  ХRUagua неоднородный, на темно-буром фоне скопления черной с коричневатым оттенком, несколько маслянистой, тонко-опесчаненной, мелкоореховатой, рыхлой, сырой органо-минеральной смеси «формовая земля» (отходы производства завода). Скопление червей и мокриц. Переход четкий.

     Гор. ХТПО/С agua , str – бурый с темно-сероватым фоном, тяжелый суглинок, отдельные включения обломков глинистых сланцев. Заметное подтапливание техногенными водами, включения маслянистых, мелкоореховатых педов «формовой земли», сырой.

 

 

Рис. 6 – Центральный техногенный блок оползня транзитно-аккумулятивное положение:  А – пониженный переувлажненный участок в теле оползня;  Б –хемозем амбустированный  аквастратифицированный на перемещенных техногенных отложениях

 

      Второй – относительно плакорное положение. Передпочвенное образование – хемозем темный аквастратифицированный (рис. 7).

Профиль: О – ХRUagua  – ТПО agua str.

 

 

Рис. 7 – Центральный техногенный блок оползня транзитно-аккумулятивное положение – плакор: А – общий вид ландшафта; Б – хемозем аквастратифицированный на техногенных отложениях

 

     Гор.Онебольшими участками рыхлая лесная подстилка.

     Гор.ХRUagua  – черная с коричневато-красноватым оттенком «формовая земля» (отходы производства), агрегирована, рассыпчата, участками уплотнена, переход по цвету и сложению четкий.

      Гор.ТПО agua,  strнеоднородный грязно коричневый с бурыми полосами косой слоистости, рыхлый, сырой, подтапливаемый техногенными водами.

      в. Аккумулятивное положение  техногенного блока – в зависимости от состава сползающего материала формируются два вида предпочвенных образований (рис.8).

 

   

Рис. 8 – Аккумулятивное положение  техногенного блока оползня: А – язык оползня, его конечная часть; Б – рудизем  на отходах   строительного производства

 

  1. В  случае строительных отходов формируется рудизем.   

Профиль: O а– Uru, а2 – Uru,а1 – Uru,a3.                                                                         

     Гор.О опад из сухих трав и листьев  с примесью супесчаных частиц. На поверхности отдельные, небольшие бытовые отбросы (а).

     Гор.1Ur ,a1 светло-бурая, бурая, опесчаненая суглинистая толща с гнездами цемента, включения охристых шлаковых гнезд, битума, битого кирпича, ветоши, осколков стекла (а1), свежий, плотный. Переход по уплотнению и цвету.

     Гор. 2 Uru, a2 серовато-буроватый суглинок, более уплотнен за счет увеличения содержания в отходах шлаковых гнезд (a2).

2. Отдельные участки в конечной части языка оползня  скапливаются груды б) промышленных и бытовых отходов и минеральных грунтов. В этом случае формируется – урбанизем. Профиль: 1ТСХ – 2ТСХгруды бессистемного скопления различных отходов, выходящих в акваторию реки и загрязняющие ее.

      Исследования техногенного оползня свидетельствуют о том, что в каждом элементарном ландшафте его блоков – минерального и техногенного, четко диагностируются морфодиагностические признаки трансформированных почв и предпочвенных образований.

       В минеральном оползневом блоке:

      а. На участках глинистых мелких поверхностей (глубиной до 1м), где происходят структурно-пластические и пластические  деформации, развивается плоскостной смыв. Гумусовый  агрогенный горизонт (PY) не превышает 10 см. Профиль сохраняется с некоторой долей его трансформированности. В конкретном варианте почва характеризуется как постагробурозем турбированный.

     б. На активных структурно-пластических и пластических оползневых участках (глубиной > 5 м) в почве происходит смятие приповерхностных горизонтов. Оно фиксируется в профиле различного рода косыми, смятыми, волнообразными органо-минеральными прослойками. При этом естественный профиль сохраняется. Это дало основание отнести почву к бурозему фрагментарно-турбированному. В периоды прогрессивной стадии развития оползня наползающие массы прерывают развитие почвообразовательного процесса и почвы захораниваются. Этот процесс четко проявляется в специфике простирания генетических горизонтов.

      в. При крупных прямолинейных блоковых сдвигах почвенный покров дробится и полностью разрушается, вовлекаясь в деформации с глинистыми грунтами, образуя новое предпочвенное тело – фрактально-стратифицированное.

      В техногенном блоке. Преобразование рыхлых толщ (неоземов) в элювиальном положении обусловлено суммарной массой отходов, качественным их составом и отсутствием полной влагонасыщенности, что и определяет различные вариации неоземов (рыхлые отходы, слежавшиеся) с определенной долей выраженности слоев. В транзитных условиях важную роль играют разгружаемые подземные воды. Здесь они насыщают уже техногенные оползневые толщи, превращая их в водонасыщенные, что снижает прочностные свойства грунтов, на которых они лежат. Это способствует не только дальнейшим смещениям уже существующих поверхностей скольжения, но и формированию новых [7, 13]. В этих условиях происходит образование аквахемоземов стратифицированных. В аккумулятивных условиях этого блока, с увеличением техногенного потока и скоростью его движения, плоскости оползания увеличиваются, что приводит к бессистемному накоплению наползшего материала техногенных отходов.

      Таким образом, в каждом элементарном ландшафте (минерального и техногенного блоков) своя специфика трансформации почв и образования новых предпочвенных тел, обусловленные характером оползневых процессов.

 Заключение

Оценка состояния почвенного покрова под влиянием техногенного заболачивания и подтопления – одно из главнейших направлений современного почвоведения. Оно разрабатывает вопросы, связанные с происхождением, развитием почв и прогнозированием почвообразования в результате трансформационных процессов. Для регионов Дальнего Востока это направление имеет особое значение, что обусловлено широким развитием этих процессов в природных условиях.

Почвы и почвоподобные тела в урбанизированных ландшафтах, находящиеся в экстремальных условиях (затопления и подтопления), должны являться объектом внимания со стороны специалистов, занимающихся реконструкцией урболандшафтов.  

Практическая значимость работ в этом направлении заключается в том, что наличие информативной базы по трансформированным почвам в условиях экологического риска позволит обосновать ряд положений классификационного плана, а также расширить возможности разработки мероприятий по оптимизации комфортных условий урбосистем.

 Исследования выполнялись как по плану инициативных работ (Подгорная, Росликова,1999), так и по гранту (№ 14.В37.21.1890, в рамках федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009-2013 годы), где автор принимал непосредственное участие и руководил блоком почвенных исследований.

 

Список литературы

 

  1. Безуглова О. С., Горбов С. Н., Морозов И. В., Невидомская Д. Г Урбопочвоведение. Ростов-на-Дону: Изд-во Южного федерального ун-та, 2012.  264 с.
  2. Герасимова М. И., Строганова М. Н., Можарова Н. В., Прокофьева Т. В. Антропогенные почвы: генезис, география, рекультивация/ Под ред. Г. В. Добровольского/. Смоленск: Ойкумена, 2003.  268 c.
  3. Герасимова М. И. Лебедева И. И., Хитров И. Б. Индексация почвенных горизонтов: состояние вопроса, проблемы и предложения  // Почвоведение. 2016. № 5.  С.627-638.
  4. Докучаев В. В. Место и роль современного почвоведения в науке и жизни. СПб.,1899. Сочинения. Т.VI, М.-Л., 1951.
  5. Касимов Н. С. Эколого-геохимическая оценка городов // Экогеохимия городских ландшафтов / Под ред. Н.С. Касимова. М.: Из-во МГУ, 1995. С. 20—37.
  6. Калманова В. Б., Матюшкина Л. А. Систематика, диагностика и картографирование городских почв Дальнего Востока (на примере г. Биробиджан, Еврейская автономная область) // Вестник ДВО РАН. 2013. №5(171).  С. 97—104.
  7. Квашук С. В. Гравитационные процессы на сети железных дорог Дальнего Востока России и их классификация // Вопросы надежности пути в условиях сурового климата. Межвуз. сб. науч. Тр.-Хабаровск : Изд-во ДВГУПС. 2004.  С.58—65.
  8. Ковда В. А., Ливеровский Ю. А., Сун-Да-Чен. Очерк почв Приамурья // М.: Изв. АН СССР, 1957.  С.91—107.
  9. Лебедева И. И., Тонконогов В. Д., Шишов Л. Л. Классификацинное положение и систематика антропогенно-преобразованных почв // Почвоведение.1993. №9.  С. 98—106.
  10. Матвеенко Т. И. Радионуклиды в почвенно-растительном покрове зоны влияния теплоэлектростанции. Хабаровск : Изд-во Тихоокеан. гос. ун-та, 2010.  141 с.
  11. Нарбут Н. А., Антонова Л.А., Матюшкина Л. А., Климина Е. М., Караванов К. П. Стратегия формирования экологического каркаса городской территории (на примере Хабаровска) // Владивосток-Хабаровск : ДВО РАН, 2002. 129. с.
  12. Подгорная Т. И., Росликова В.И. Влияние техногенных геологических процессов на современное почвообразование в городах Дальнего Востока. Владивосток: Дальнаука, 1999.  75 с.
  13. Подгорная Т. И. Оценка природных условий территории для градостроительства. Хабаровск: Тихоокеан.гос.ун-т,2007.  134 с.
  14. Подгорная Т. И. Опасные природно-техногенные геологические процессы на освоенной территории Дальнего Востока России. Хабаровск: Изд-во Тихоокеан. гос. ун-та, 2013.  285 с.
  15. Росликова В. И., Матвеенко Т.  И. Радионуклиды в урбанизированных почвах города Хабаровска // Вестник СВНЦ ДВО РАН, 2014, № 3.  С. 46—51.
  16. Строганова М.Н., Мягкова А.Д., Прокофьева Т. В. Городские почвы: генезис, классификация, функции // Почва, город, экология / под общ. ред. акад. РАН Г. В. Добровольского. М.: Фонд «За экологическую грамотность, 1977.  С.15—85.
  17. Ферсман А. Е. Геохимия России. Петроград: Научное химико-техническое издательство. 1922. Вып. 1.  214 с.
  18. Черенцова А. А. Состояние окружающей среды в зоне влияния золоотвалов теплоэлектростанции. Хабаровск: Изд-во Тихоокеан.гос.ун-та,2013.  123.с.
  19. Bockheim J G. 1974. Nature and properties of  highly  disturbed urban soils // Philadelphia, Pennsylvania. Paper presented before Div, S-5. Soil Scence of America.Chicago, IIlinois.
  20. Lehmann A., Stahr K. 2007. Nature and Significance of Anthropogenic Urban Soils // Soils Sediments. V.73 4. – P. 247-26.

 

 Spisok literatury

 

  1. Bezuglova O. S., Gorbov S.N., Morozov I. V., Nevidomskaja D. G. Urbopochvovedenie. Rostov-na-Donu : Izd-vo Juzhnogo federal'n. un-ta, 2012. – 264 s.
  2. Gerasimova M. I., Strogonova M. N., Mozharova N. V., Prokof'eva T. V. Antropogennye pochvy: genezis, geografija, rekul'tivacija / M. I. Gerasimova, M. N. Stroganova, N. V. Mozharova, T. V. Prokof'eva. Pod red. G. V. Dobrovol'skogo – Smolensk : Ojkumena, 2003. – 268 c.
  3. Gerasimova M. I. Lebedeva I. I., Hitrov I. B. Indeksacija pochvennyh gorizontov: sostojanija voprosa, problemy i predlozhenija  // Pochvovedenie. 2016. № 5. – S.627-638.
  4. Dokuchaev V. V. Mesto i rol' sovremennogo pochvovedenija v nauke i zhizni. SPb.,1899. Sochinenija. T.VI, M.-L., 1951.
  5. Kasimov N. S. Jekologo-geohimicheskaja ocenka gorodov // Jekogeohimija gorodskih landshaftov / Pod red. N S. Kasimova. M. : Iz-vo MGU, 1995. – S. 20-37.
  6. Kalmanova V. B., Matjushkina L. A. Sistematika, diagnostika i kartografirovanie gorodskih pochv Dal'nego Vostoka (na primere g. Birobidzhan, Evrejskaja avtonomnaja oblast') // Vestnik DVO RAN. 2013. №5(171). – S. 97-104.
  7. Kvashuk S. V. Gravitacionnye processy na seti zheleznyh dorog Dal'nego Vostoka Rossii i ih klassifikacija // Voprosy nadezhnosti puti v uslovijah surovogo klimata. Mezhvuz. sb. nauch. Tr.-Habarovsk : Izd-vo DVGUPS. 2004. – S.58-65.
  8. Kovda V. A., Liverovskij Ju. A., Sun-Da-Chen. Ocherk pochv Priamur'ja // M. : Izv. AN SSSR, 1957. – S.91-107.
  9. Lebedeva I. I., Tonkonogov V. D., Shishov L. L. Klassifikacinnoe polozhenie i sistematika antropogenno-preobrazovannyh pochv // Pochvovedenie.1993. №9. – S. 98-106.
  10. Matveenko T. I. Radionuklidy v pochvenno-rastitel'nom pokrove zony vlijanija teplojelektrostancii. – Habarovsk : Izd-vo Tihookean. gos. un-ta, 2010. – 141. s.
  11. Narbut N. A., Antonova L. A., Matjushkina L. A., Klimina E. M., Karavanov K. P. Strategija formirovanija jekologicheskogo karkasa gorodskoj territorii (na primereHabarovska) // Vladivostok-Habarovsk : DVO RAN, 2002. – 129. s.
  12. Podgornaja T. I., Roslikova V. I. Vlijanie tehnogennyh geologicheskih processov na sovremennoe pochvoobrazovanie v gorodah Dal'nego Vostoka. Vladivostok : Dal'nauka, 1999. – 75.s.
  13. Podgornaja T. I. Ocenka prirodnyh uslovij territorii dlja gradostroitel'stva. Habarovsk : Tihookean.gos.un-t,2007. – 134.s.
  14. Podgornaja T. I. Opasnye prirodno-tehnogennye geologicheskie processy na osvoennoj territorii Dal'nego Vostoka Rossii. – Habarovsk : Izd-vo Tihookean. gos. un-ta, 2013. – 285.s.
  15. Roslikova V. I., Matveenko T. I. Radionuklidy v urbanizirovannyh pochvah goroda Habarovska//Vestnik SVNC DVO RAN, 2014, № 3. – S. 46-51.
  16. Stroganova M. N., Mjagkova A. D., Prokof'eva T. V. Gorodskie pochvy: genezis, klassifikacija, funkcii // Pochva, gorod, jekologija / pod obshh. red. akad. RAN G. V. Dobrovol'skogo. M. :Fond «Za jekologicheskuju gramotnost', 1977. – S.15-85.
  17. Fersman A. E. Geohimija Rossii. Pg. 1922. Vyp. 1. – 214 s.
  18. Cherencova A. A. Sostojanie okruzhajushhej sredy v zone vlijanija zolootvalov teplojelektrostancii / Cherencova A. A., Majorova L. P., Matveenko T. I. Habarovsk : Izd-vo Tihookean.gos.un-ta,2013. – 123.s.
  19. Bockheim J. G. 1974.Nature and properties of higly disturbeded urban soils//. Philadelphia,Pennsylvania. Paper presented defore Div,S-5. Soil Scence of America.Chicago, IIlinois.
  20. Lehmann A., Stahr K. 2007. Nature and Significance of Antropogenig Urban Soils // Soils Sedementas.. V.73 4. – P. 247-26.

 

Библиографическая ссылка

Росликова В. И., Трансформация почв в урбанизированных ландшафтах города Хабаровска под влиянием гидрологических процессов // «Живые и биокосные системы». – 2017. – № 20; URL: http://www.jbks.ru/archive/issue-20/article-1